(no subject)

Задорно смеялись, хватали за локотки. Нервничали, закуривали. Плакали. Целовали пальцы. Восхищенно смотрели. Улыбались. Слушали. Молчали. Как два существа на далекой пустынной планете, подкидываюшие друг другу веточки теплых слов в костры сердец.

— У меня есть подарок для тебя, — Y56-GH скрипнула заржавевшим шарниром и медленно разжала манипулятор. 347783B, хрипло жужжа сервоприводами, наклонил голову и сфокусировал потрескавшуюся камеру видеодатчика. На металлической ладони Y56 кривыми буквами было выцарапано:

«БЛАГОДАРНОСТЬ».

(no subject)

Несмотря на слякоть и прохладу, утро определенно было добрым. Лучи солнца, пробиваясь сквозь легкие облака, играли бликами на мокрых черепичных крышах, отражаясь улыбками на лицах собравшихся.

Франсуа с любовью посмотрел на гильотину и снисходительно зевнул Людовику XVI:

— В первый раз, да?

До конца рабочего дня оставалось семь минут.

(no subject)

Глупец!
Давно ль ты был венцом творенья?
И собирал в лесу коренья,
Не беспокоясь о зиме.

Пройдут века, веселья годы,
Угар изменчивости моды
Уступит скуке бытия.
И на планете, блядь, Земля
Почим лишь ты, мой друг, и я.

Бологое! Бологое, твою мать! Палыч, мы выходим!

(no subject)

Кукольный театр одного медвежонка, гардероб одной вешалки. Ребенок в первом классе грезил о ружье -- такая голубая детская мечта. А в тридцать купил и застрелился.